611-628 телефонные коды

Директор
Остроумов Борис Александрович

611-628 добавочный 40
director@28shkola.ru

Секретарь учебной части
Афанасенко Надежда Юрьевна

611-628 добавочный 3
secretary@28shkola.ru

Заместитель директора
Аракелян Гарник Сережаевич

611-628 добавочный 49 g.arakelyan@28shkola.ru

Заместитель директора
Баранова Людмила Никитична

611-628 добавочный 42
l.baranova@28shkola.ru

Заместитель директора
Бражкин Александр Александрович

611-628 добавочный 43 a.brazhkin@28shkola.ru

Заместитель директора
Вершкова Надежда Викторовна

611-628 добавочный 44 n.vershkova@28shkola.ru

Заместитель директора
Вислобок Олеся Николаевна

611-628 добавочный 41 o.vislobok@28shkola.ru

Заместитель директора
Гуменчук Владимир Иванович

611-628 добавочный 8 v.gumenchuk@28shkola.ru

Заместитель директора
Кохановская Мария Ивановна

611-628 добавочный 47 m.kohanovskaya@28shkola.ru

Заместитель директора
Нетудыхата Ирина Алексеевна

611-628 добавочный 46 i.netudykhata@28shkola.ru

Заместитель директора
Рекуть Алла Станиславовна

611-628 добавочный 48 а.rekut@28shkola.ru

Заместитель директора
Шевченко Татьяна Игоревна

611-628 добавочный 45 t.shevchenko@28shkola.ru

Викентий Владимирович

учитель истории и обществознания

Зачем школьник Викентий собирал кирпичи,  почему учительница говорила, что его даже в дворники не возьмут, сколько стоит килограмм медной проволоки? И почему всё нужно делать заранее? Сейчас узнаете.

Викентий Владимирович Долгушин, учитель истории и обществознания — победитель конкурса «Педагогический дебют» областного уровня. Сегодня мы решили расспросить его про детство, отрочество, юность и профессиональные секреты. А их у него, несмотря на молодой возраст Викентия Владимировича, достаточно. Параллельно с этим учитель поделился с нами историческими байками.

Берите, пользуйтесь, пока мы добрые!

Победа в «Педагогическом дебюте»

— Викентий Владимирович, Вы не сталкиваетесь с завистью коллег после победы в конкурсе?

— Наоборот, все очень радуются, и мне кажется, максимально искренне. Из-за конкурса я немного выпал из реальности, теперь передо мной — горы непроверенных тетрадей.

— Как так вышло, что Вы стали учителем?

— Учителем я стал случайно. Когда окончил исторический факультет, обратился к своему научному руководителю Илье Олеговичу Дементьеву с вопросом, что делать дальше. Он мне ответил: «Либо идете в науку, либо в школу». Так я оказался в школе. Поработал и со временем понял, что мне это нравится, потому что находишь лазейки, лайфхаки, появляются определенные навык. Плюс у меня с детьми хорошие отношения складываются, поэтому мне в школе достаточно легко. И я занимаюсь тем, что мне нравится – я люблю историю, право, экономику.

— Поделитесь секретом – как завоевать авторитет среди детей и со временем его не утратить?

— Нельзя быть надменным, показывать ребенку, что он ниже по статусу, но при этом нужно говорить, что есть субординация.

Мы дружим с учениками, они могут мне рассказывать свои шутки, можем вместе поиграть в телефон, они могут скинуть мне в ВК веселую песенку, но должна быть субординация, потому что таков социальный протокол. Главный лайфхак – эти правила нужно всегда четко оговаривать. Есть некоторые ученики, которые спрашивают: «А можно я буду называть вас Викентий?». Я отвечаю: «Нельзя, хоть мы и дружим, но ты – ученик, а я – учитель, поэтому для тебя – Викентий Владимирович».

Девятиклассники после посещения исторического факультета

Мне везет, потому что у меня дисциплина социальная, поэтому я все могу проектировать на современность. То, что сейчас в мире происходит – животрепещуще, многие хотят это обсудить, я привожу исторические аналоги. Я много читаю и потому могу приводить много примеров, в том числе из криминальной хроники. Но об этом в интервью не расскажу, пусть это останется за дверями класса. А историческую байку – могу.

— Давайте.

— Есть у нас железная дорога от Москвы до Санкт-Петербурга. Она идет прямо, потом совершает небольшой поворот, объезд – и снова прямо. Я всегда рисую этот маршрут на карте и спрашиваю ребят: «Как вы думаете, зачем объезд?». Они говорят, что там гора, озеро, а историческая байка заключается в том, что когда Николая I спросили, как построить железную дорогу, он приложил линейку к карте, у него палец немного выдвинулся, и он, когда вел карандаш, его обошел. Этот случай показывает, что Николай I хоть и был императором, косячил, как и все мы.

А вот история, которую я слышал от своего преподавателя по истории в университете Алексея Алексеевича Кузнецова. Она мне показалась такой смешной и неправдоподобной, что я ее запомнил. Был такой студент Дмитрий Каракозов, народоволец. Он основал свою организацию со зловещим названием «Ад», в которой был единственным участником. Каракозов вынес смертный приговор императору Александру II и решил привести его в исполнение. Пошел на рынок, где продается оружие, нашел какой-то убогий револьвер, но патронов к нему не было. За ними он пошел в другое место и купил патроны, но меньшего калибра. Засунул их в барабан, они там болтались, тогда Дмитрий взял и обернул пули бумажками, снова засунул в барабан. Они сели плотно.

Александр  II прогуливался по Летнему саду, тогда политические деятели свободно гуляли по городу. И тут выскочил Каракозов, направил на царя револьвер, расстояние между ними было примерно метр, и выстрелил. В результате реакции бумага воспламенилась, пуля пошла не прямо, а наискосок, выкатилась и упала на землю. Есть версия, что проходящий мимо крестьянин подбил руку Каракозова, и поэтому он промахнулся. Не знаю, чему верить.

Я рассказываю эту историю ребятам, потому что она веселая. Я говорю, что покушение было совершено, это первое из семи покушений на Александра II.

 Дети любят такие истории, но их немного. Много жестоких историй, их нужно вычитывать, а есть те, которые мне кажутся смешными, а детям – нет.

На выпускной линейке 9-х классов

— Вас дети чем-то удивляют?

— Постоянно. Сегодня Марат Оганесян поднял руку и сказал: «Викентий Владимирович, откройте большой ящик «Бравл старс». Я говорю: «Нет», а потом подумал и решил открыть. Из большого ящика выпало пять предметов, он расстроился. Я открыл второй ящик – снова пять предметов, третий – восемь предметов. И тут он начал сильно радоваться, я нажал на предмет и появился какой-то персонаж, которого он очень сильно хотел. И до конца урока я слышал его восторженный шепот: «Викентий Владимирович выиграл мне этого персонажа!».

Еще был случай – пришел в один класс и увидел, что все ребята сидят с медной проволокой. Знаете зачем? Они ее собирают и сдают! Находят на помойке телевизоры, трансформатор, курочат и достают медную проволоку. И мне говорят: «А вы знаете, сколько стоит килограмм медной проволоки?». И я понял, что они таким образом зарабатывают. И я смотрю, у одного парня много этой проволоки, я спрашиваю: «Ну и сколько ее у тебя, накопил килограмм?». Он открывает рюкзак, достает весы, ставит на стол и взвешивает. «Нет, еще не накопил».

Ну а что, когда я в школе учился, мы собирали кирпичи и относили в пункт приема. 50 копеек кирпич. За день рублей 20 можно было заработать. Мы ругаемся, что дети все время в смартфонах, а они уже заработать пытаются.

— Каким Вы были в детстве?

— Таким же, как они. Только без телефона. Учиться вообще не любил. У меня были предметы, которые мне нравились, но это зависело от учителя. В начальной школе мне совсем было неинтересно учиться.

Алло, Смольный?

Учительница говорила, что меня и в дворники не возьмут, потому что там нужно считать, сколько убрал территории. В пятом классе я учился плохо, нравилась только история и биология. И какая-то одна тема по математике.

Начиная с шестого класса мне с тало нравиться все больше предметов, к девятому я стал почти отличником, в десятом и одиннадцатом начались всякие дела молодежные, съехал по учебе, но школу все равно окончил хорошо.

На Всероссийском форуме молодых педагогов в Гатчине

— Почему в конце концов  Вы выбрали историю?

— Я вообще пограничником хотел быть, класса с восьмого, но по состоянию здоровья не получилось.

— Вы расстроились?

— Настолько сильно, что никуда не хотел поступать, родители сказали, чтобы подал документы хоть куда-нибудь. Я в тот момент думал, что пойду в армию, но документы подал. И прошел на исторический факультет.

Там я постепенно разморозился, стал втягиваться в учебу, начались студенческие будни, посвящение, походы, интересные дисциплины, преподаватели, которые относились к нам совершенно не так, как в школе.

— Студенту исторического факультета читать нужно много…

— Я понял, что у каждого преподавателя есть программа, там есть список литературы. Берешь первый учебник, читаешь его, и ты прям на коне. Я это понял курсе на втором.

На первом я ходил на все пары и делал все домашки, но особого интереса к учебе не было. После первой сессии у нас отчислили 11 человек – из 37-ми. На втором курсе я два месяца вообще не ходил в универ: было лень, а потом я переломил себя, стал ходить на все пары, работать на всех семинарах и получать зачеты автоматом.

Но самое гениальное, что я сделал – написал свою дипломную работу еще в сентябре, обычно ее пишут в мае. Тема мне была понятна, я две курсовые писал по ней, и когда мои одногрупники ходили и мучились, у меня уже все было готово. И это был еще один важный лайфхак в моей жизни – нужно все делать заранее. Так легче жить. Я всегда все делаю заранее.

***

Любимый 9 «Б»

Спасибо Викентию Владимировичу за честные ответы и бесплатные  советы. В следующем выпуске нашего подкаста «Голос школы» вы узнаете еще о кое-каких педагогических хитростях  — например, что делать, если на уроке подрались два мальчика?(Спойлер – слушать девочек!).

Следите за нашими новостями!

Подписаться на новости

Получайте последние новости
и знакомьтесь со школой в Телеграм!
A A A A A Ц Ц Ц Ц Ц